Сергий, игумен Радонежский, преподобный чудотворец - преставление

часть 1

часть 2


В этот же день празднуется память святых:


ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО СЕРГИЯ,

ИГУМЕНА РАДОНЕЖСКОГО И ВСЕЯ РОССИИ ЧУДОТВОРЦА

(память 25 сентября/8 октября)

 «Слава Богу, показавшему нам житие мужа свята и старца духовна, препо­добного Сергия в земли нашей Рустей» — так начинает сказание блаженный Епифаний о житии преподобного спустя 26 лет после его смерти.

Велико значение преподобного как верного служителя Святой Троицы  в ис­то­рии Русской Церкви, русского подвижничества, русского просвещения  и нравственного воспитания русского народа. Около 70 монастырей только было открыто преподобным, его учениками и учениками его учеников.

В 1992 году исполнилось 600 лет со дня преставления преподобного Сергия, столпа Российстей Церкви, воспитавшего поколение святых и объединившего духом Православия полуязыческие племена северной и средней России в це­лое великорусское племя; преподобный — носитель крепкого, народного, русского, православного духа.

Преподобный Сергий стал игуменом всея России и возбранным воеводой Русской земли. Это почувствовали у гроба его многие миллионы душ человеческих как у очага благодатного огня, забывая суету земную и духом переносясь  в родную древность, в леса Радонежские, Древнюю Русь, воспевая: «Радуйся,  от чрева матерня освященный и прежде рождения прославивый Святую Троицу».

Великий печальник и заступник земли Русской родился от родителей Ки­рилла и Марии, добрых и богоугодных. Они строго хранили церковные уставы, помо­гали бедным. Их сын — краса Православной Церкви и опора родной зем­­ли — был избранник Божий.

В воскресный день в храме на литургии младенец трижды возгласил во чре­­ве матери — перед чтением Евангелия, во время пения Херувимской песни и при возгласе «Святая святым». Младенец прежде рождения явил всем знамение, что он будет служителем Святой Троицы.

Мы знаем, что пророка Иеремию Бог от чрева матери предызбрал и освятил, также пророка Исаию. А Предтеча Иоанн еще во утробе матери узнал Господа, и матерь его с радостью пророчески возопила: Прииди Мати Господа Моего  ко мне (Лк. 1, 44).

Господь досточудно еще до рождения преподобного явил ему Свою благодать и Божественное промышление.

Мать его, сознавая, что носит во чреве будущего подвижника благочестия, соблюдала душу и тело в чистоте и воздержании, молитве и уединении. Родители могут еще до рождения детей своих сообщить им задатки добра и привить  с молоком добрые нравы.

Преподобный Сергий родился в селе Варницы, под Ростовом, 3 мая 1314 г. Нарекли имя рожденному Варфоломей, яко сын радости. Младенец не брал сосцов, когда случалось матери вкушать мясную пищу, а в среду и пятницу вовсе не вкушал пищи, совершая детский пост.

Мать совсем оставила мясную пищу, и младенец, кроме среды и пятницы, всегда после того питался молоком матери, «яко детище благодати Божия исполненное».

В семилетнем возрасте Варфоломея отдали в школу, которая была в попе­чении епископа Ростовского Прохора, а учителями были люди благочестивые и богобоязненные. Обучение грамоте считалось делом священным, ибо препо­давался ключ к чтению и уразумению Божественных Писаний и тайн Божиих. Грамота отроку не давалась, о чем печалились и родители, и отрок, и тогда обра­тились с молитвой к Подателю деяний благих и всякого рода совершенного (Ин. 1, 8), к Тому, Который просвещает всякого человека, грядущего в мир  (Ин. 1, 8). И Гос­подь даровал Свою милость. Когда в поле под дубом Варфоломей встретил старца-черноризца, саном пресвитера, благоговейного и ангелоподоб­ного видом, и стал сокрушаться перед ним, что, желая уразуметь книжное учение, не может познать грамоту своими силами, то старец, воздев руки, помолился о нем и, вынув из пазухи небольшой ковчежец, преподал ему частицу святой просфоры со словами: «Возьми сие, чадо, и снеждь, сие дается тебе  в знамение благодати Божией и уразумения Святаго Писания». И по благосло­вению отрок начал строй­но и внятно стихословить Псалтирь и получил от Бога премудрость и разум, превосходя всех в познании. Благодать Божия просветила ум юного Варфоломея, и жил он в страхе Божием под сению храма, поучаясь  в житии святых, ибо в Древней Руси все воспитание детей велось в церковно-православном духе. И жизнь устроялась по Евангелию Христову во благочестии и святыне. Наши предки не любили читать светских книг, а только святооте­ческие писания и летописные сказания о судьбах родной земли.

Отрок уклоняется от детских игр, шуток, смеха и пустословия и налагает строгий пост: по средам и пятницам не вкушает ничего, а в другие дни питается только хлебом в водой, рассуждая, что никто не безгрешен, никтоже чист пред Богом, аще и един день жития его будет на земли (Иов. 14, 5), как и Давид пророк говорит: В беззаконниих зачат есмь и во гресех роди мя мати моя  (Пс. 50, 7). И виден был, — восклицает Епифаний Премудрый, — во отроке уже совершенный инок, ибо всегда он был тихий и молчаливый, кроткий и сми­ренный, поступь его скромна и целомудренна и сердечная умиленная молитва была непрестанной. Юный подвижник любил молиться по ночам, взывая: «Дай мне, Господи, измлада возлюбить Тебя всем сердцем моим и всею душею моею». Возгорался яркий благодатный светильник, чтобы просиять в пустыне дремучих лесов Радонежских и светом Евангелия и благодатного учения сиять Москве первопрестольной и всей Руси Православной, многострадальной и униженной, которая несла тяже­лое бремя и иго татарское. Грубые баскаки жгли и грабили храмы Божии, людей убивали и уводили в плен — был полный простор страстям негодных басурман. Падала нравственность, процветать стало воровство, обман, ложь, вражда, меж­доусобицы, распутство, пьянство — погибала Русь Право­славная. Но Бог готовил прославление Руси.

Родители преподобного с семейством переселились в Городище, или Городок, Радонеж, что в двенадцати верстах от лавры. В конце своей жизни Кирилл  и Мария приняли ангельский образ в Покровском Хотьковском монастыре  и в 1339 году скончались. Варфоломей совершил поминовение родителей, многое раздал нищим, а оставшееся поручил младшему брату Петру и на 21-м году жизни оставил мир и со старшим братом иноком Стефаном ушел в пустыню.

В те времена каждый, желавший уединенной жизни, мог один или с това­рищем свободно идти в лес, на любом месте строить себе хижину или копать пещеру и селиться тут. Братья поселились в дремучем лесу, на горе Маковице, построили церковь и основали обитель.

Они избрали благодатное место, над которым люди видели одни свет, дру­гие — огонь, иные ощущали благоухание, ибо Бог эту Маковицу предназначил для обители. Кругом был густой лес, которого не касалась еще рука человеческая. Поставили крест, построили церковь и келлию.

По благословению митрополита Всероссийского Феогноста церковь была освя­щена во имя Живоначальной Троицы в 1340 году. Брат преподобного Сте­фан ушел в Богоявленский монастырь в Москве, а преподобный один начал под­визаться в пустыне.

Был у Варфоломея великий дар — добродетель рассуждения, которая,  по сло­вам Иоанна Лествичника, в том состоит и познается, чтобы точно и вер­но постигать Божественную волю во всякое время, во всяком месте и во всякой вещи. Оно рождается от послушания и смирения только в чистых сердцем, те­лом и устами.

Рано навык преподобный равноангельному житию, и в 23-летнем возрасте игумен Митрофан постриг его с именем Сергий в его убогой церкви в пустыне и семь раз причастил его, каждый день совершая Божественную литургию.  И ликовала душа Сергиева и горела Божественным огнем, ибо пребывала в нем первобытная чистота и невинность, потерянные первым Адамом.

Жил юный инок с Единым Богом, Который тайными внушениями и гласами невещественными и благодатью руководил его во искушениях во спасение.

И были в пустыне многие брани от врага и страхования, а сколько слез  и сердеч­ного плача, бдений и ночей бессонных, коленопреклонений, алкания, жажды и скудости! Этот мир многим неведом. Но преподобный с радостью  и желанием шел этим узким путем.

Преподобный, проходя деятельную жизнь, переживал душевные муки и тос­ку невыносимую, ибо мысли в этой брани не покоряются разуму и бродят повсюду, молитва не действует в сердце, душа рвется бежать от подвига. То­мит еще голод и жажда, опасение и страх за жизнь от зверей. Мир и плоть гонят пустынника из уединения. Приходят помыслы гордости, которые могут помрачить ум. Открыва­ется сильная брань с духами злобы поднебесной, пре­пятствуя войти в область духовную, к общению с небесными силами, Самим Богом. Демоны вторгаются в пределы воображения и чувств, показуя странные образы и нелепые мечтания о ложном смирении и святости. Монашеская жизнь, как наука из наук, в этой брани преподает всем особые правила:

1) наблюдать за собой, подражая святым отцам;

2) испытывать мысли и желания, выявляя их, в духе ли они заповедей Божиих;

3) помнить о смерти, пришествии Господнем, о суде и мучениях и блаженстве;

4) иметь непрестанную молитву;

5) любить пост, чтобы избежать худых дел и по­мыслов;

6) помнить всегда о всевидящем оке Божием;

7) все дела и жизнь сооб­ражать с Христовым Евангелием.

Такой путь делания приводит в страну бесстрастия и возвышает дух. Препо­добный никогда не роптал, не скорбел, но всегда был доволен, ибо жил в бла­годати Божией.

Демоны, принимая видимый образ страшных зверей и отвратительных га­дов, со свистом и свирепостью устремлялись на преподобного, он же, вооружаясь молитвой, бил супостатов именем Иисусовым, и дал Господь победу над духами тьмы, и преподобный получил от Бога власть над демоном. Не страшился он уже зверей диких, и волков, и медведей и кротко с ними общался, как когда-то Адам во Едеме, в раю. Когда человек повинуется Богу, то и все земные твари повинуются чело­веку, видя в нем и ощущая дивное благоухание светлого образа Божия. Своим пустынным подвигом преподобный разорвал всякое общение  с духом тьмы и во всей полноте исполнил первую заповедь — о любви к Богу, и теперь предстояло открыться любви к ближним и разнести по лицу родной земли благодатный свет, которым он, как благодатный светильник, был исполнен. Он светил из своей пустыни всей Православной Руси, чтобы от его света зажгли свет и другие светильники. Далеко разнеслось благоухание его святой жизни, и стали прихо­дить к преподобному сначала ради душеполезной беседы, а потом нашлись и желающие жить близ него, соглашаясь терпеть скудность места и голод, и жажду, и всякие недостатки, дабы «внити в Царствие Божие» (Деян. 14, 22). И стали строить келлии в пустыни и с детской простотой и любовью пришельцы начали учиться пустынным подвигам. Долгое время число учеников Сергия было 12, из них первые были Василий, Иаков, Онисим диакон и Елисей — отец с сыном, земляки Сергеевы; Сильвестр, Мефодий, Андроник. Так возникла лавра Сергиева. Соблюдался порядок повседневного богослужения, собирались в церкви на полунощницу, утреню, третий, шестой и девятый час, на вечерню и повечерие, совершая и частые молебные пения  за творящих милостыни, за болящих, за умерших — непрестанная молитва,  по заповеди апостола (1 Фес. 5, 17), была их непрестанным правилом и в церк­ви, и в келлии. В их обители, пожив малое время, скончался игумен Митрофан, постригавший Сергия. С глубоким смирением и трудолюбием преподобный служил братии — строил келлии, рубил дрова, молол зерно, пек хлеб, варил пищу, шил одежду и обувь, носил воду. Как земной Ангел, в посте и непрес­танной молитве преподобный прилагал труды к трудам, и царил глубокий мир между братиями в духе евангельского смирения и самоотречения и любви.  12-летний отрок Иоанн, племянник Сергиев, принял ангельский образ с именем Феодор и, пожив 23 года, был первым иконописцем, а потом архиепи­скопом Рос­товским.

Была в Русской земле моровая язва, или черная смерть. Появилась в 1348 году и опустошала города и села до 1350 года и в следующие годы. В одном Китае вымерло 13 миллионов народа. Вымирали целые города, становились безлюдны­ми целые области, а у нас в Киеве, Чернигове, Смоленске в Суздале уцелела одна треть населения. Умерли митрополит Феогност, два сына великого князя  и сам Симеон Иванович, и многие шли в монастыри, а в лавре преподобного не было священника, чтобы напутствовать к смерти таинствами. Братия желала видеть преподобного в священном сане, чтобы у своего игумена открывать совесть с покаянием, получать прощение и благословение и причащаться Таин Христовых и иметь упокоение в старости и погребение.

Волынский епископ Афанасий, замещающий путешествующего в Царьград мит­рополита Алексия, в Переяславле-Залесском в Нагорном Борисоглебском монастыре в 1354 г. поставил преподобного во иподиакона, затем во иеро­диакона, а на другой день облек благодатью священства и поставил во игумена и, преподав правила апостольские и святоотеческое учение о спасении, как друг друга тяготы носить и исполнять закон Христов (Гал. 6, 2), отпустил  с ми­ром в свою обитель. С радостью братия встретила своего игумена, он же, преподав благословение, много молился со смирением и поучал братию. Сохранилось одно из поучений: «Вни­майте себе, братия, всех молю, прежде имейте страх Божий и чистоту душевную и любовь нелицемерную; к сим же  и страннолюбие и смирение с покорением, пост и молитву. Пища и питие  в меру; чести и славы не любите, паче же всего бойтеся и поминайте час смерт­ный и второе пришествие».

Число братии в обители стало увеличиваться и келлии умножаться. Все тру­дились, подражая апостолу Павлу, который день и ночь работал своими руками, чтоб не жить на чужой счет и не был никому в тягость, хотя как благовестник спасения имел на то полное право (2 Фес. 3, 8—10). Каждый из братий доставал пропитание трудами рук своих и общежития не было. Была нужда во всем  и часто зажигали лишь березовые или сосновые лучины при чтении на утрени. Препо­добный поучал: люты скорби, но сладок рай; болезненны труды, но вечная за них награда. Благодать Божия никому не дается без скорбей и искушений. Когда братия несколько дней голодали, то Господь, испытавши их веру и тер­пение, послал им утешение. В монастырские ворота въехали несколько повозок и привезли многое в изобилии на потребу. Ударили в било и в церкви отслужили благодарственный молебен Господу Богу, милующему в питающему рабов Сво­их, и потом сели насыщаться. Хлебы были очень теплые и удивительно вкусны, а благотворители были неведомы никому. И это часто потом повторялось. Как в древние времена, так и теперь Господь скор подать нам все потребное для жизни.

Был недостаток воды, и преподобный с иноком пошел в лесной овраг  и по­мо­лил­ся: «Боже, Отче Господа нашего Иисуса Христа, сотворивший небо  и землю и все видимое в невидимое, создавший человека и не хотящий смерти грешника! Молим Тебя мы, грешные и недостойные рабы Твои: услыши нас  в час сей и яви славу Твою! Как в пустыне чудодействовала крепкая десница Твоя, от камня воду источив, так и здесь яви силу Твою — даруй нам воду  на месте сем, и да разумеют все, что Ты послушаешь боящихся Тебя, и имени Твоему славу воссылающих — Отцу, и Сыну, и Святому Духу, и ныне присно  и во веки веков, аминь».

И осенил крестным знамением место, и из-под земли пробился обильный источник холодной ключевой воды, и она потекла быстрым ручьем по долине (считают, что ручей этот на северной стороне). От сей воды бывали и исцеления, и хватало воды в изобилии всем.

Мир вторгся в пустыню, прошли дороги, «составиша села в дворы многи», и приходили богомольцы, видели нищету пустынную, но видели благочестие  и мир и благодать среди братии, и эта закваска благодатная уносилась в род­ные семьи, как свет, как соль. И славно стало на Руси имя угодника Божия,  и шли многие к нему с верою. Один поселянин с верою нес опасно больного малютку к преподобному, но он умер, и старец, помолившись, воскресил умер­шего и отдал его обрадованному отцу.

Однажды, помолившись, старец исцелил тяжело болящего поселянина,  в дру­гой раз — бесноватого вельможу с берегов Волги, который был в исступ­лении ума и кусался и бился, беснуясь с нечеловеческой силой, так что его де­сять человек не могли удержать.

Преподобный же погружался в смирение глубокое и пребывал в нищете  и одеж­ду имел всегда бедную, хотя обитель не имела уже недостатка ни в чем. В обители каждый приходящий получал утешение. И видели все, что Бог послал для Руси благодатного избранника для укрепления веры, и тысячи монахов воспитывались им и уходили в родные стороны, делаясь сами наставниками во спасение. И свет благодатный разливался по лицу родной земли, и чистая пшеница отделялась от плевел. Преподобный Сергий был для северной Московской Руси, как Антоний и Феодосий — для южной Киевской Руси.  И было благодатное видение света, множества птиц, и слышался голос: «Так умножится стадо учеников твоих». И знаем, что уже при жизни преподобного основано до 25 монастырей, а потом число их возросло до 70.

Чтобы устранить собственность среди братии и всякую зависть, любостя­жа­ние, и превозношение, и пороки, преподобный желал ввести общежитие.  И ког­да в 1372 году в обитель прибыл греческий митрополит с паломниками  и грамотой от Вселенского патриарха Кир Филофея с благословением ввести общежитие в обители, то старец поспешил в Москву к святителю Алексию за­­ру­читься и его благословением. И, объявивши желание патриарха и мит­рополита, игумен ввел общежитие. Построили трапезу, хлебопекарни, амбары, кладовые. Называть своим что-либо было запрещено — одежда, пища, труды были общими. Все способ­ные к труду, кроме престарелых и больных, должны трудиться для общего блага. Появились новые должности — келарь с обязан­ностями казначея, эконома, благо­чинного (был Никон), духовник (первым был Савва), экклесиарх. Обитель благоукрасилась, и число братии возросло, и изо­билие появилось. Тогда излишество стали употреблять на странноприимство. Уединенная дотоле обитель выдвину­лась из дремучих лесов на распутие жизни русской. При введении общежития оказались недовольные, некоторые ушли  из обители, а другие, можно думать, с игуменом Стефаном составили партию не желающих иметь Сергия главой брат­ства. Тогда преподобный ушел из оби­тели, избегая препирательства и личной распри со старшим братом Стефаном, который, оставив игуменство в Богоявлен­ском монастыре, пришел в обитель, которую он основывал с братом. Преподоб­ный посетил друга своего преподобного Стефана в Махрищском монастыре и, взяв в провожатые инока его, нашел пре­крас­ное место на реке Киржаче, где и поселился для безмолвия.

К любимому игумену приходили братия и построили келлии, колодезь, цер­ковь во имя Благовещения, и устроилась новая обитель. Митрополит благо­словил новую обитель, освятил церковь. Романа рукоположил в священный сан, поставил игуменом, а из Троице-Сергиевой лавры изгнал ропотников и вер­нул Сергия в свою обитель, где водворился мир. Воссиял во всем блеске преподобный как великий служитель Церкви Христовой и гражданин земного отечества — его имя было на устах всех, от великого князя и бояр до последнего поселянина Московской Руси, и был он, яко древний пророк. Любя пустыню, старец не же­лал наград и святительского сана, но, как великий благодетель, отводил своими молитвами от Руси беды и скорби. Он содействовал духовному возрождению  и обновлению Русской земли и освобождению от рабства диким азиатским ордам. Это было такое время тяжкое, что оно грозило совершенной гибелью русскому народу. И Сергий дарован Богом земле Русской, как истинный пе­чальник ее. Он вдохнул веру в помощь Божию, поднял дух родного народа встать на поработителей.

Мамай с полчищами шел на Русь. Великий князь Димитрий посетил Троицу со своими воинами-князьями. Преподобный отслужил Божественную литургию, пригласил князя и воевод на трапезу и сказал: «Господь Бог тебе Помощник. Еще не приспело время тебе самому носить венец этой победы с вечным сном; но многим, без числа многим сотрудникам твоим плетутся венцы мученические с вечною памятью». Окропил освященной водой князя и всех бывших с ним  и сказал, что врага ожидает конечная гибель, «а тебя, великий княже, помощь, милость и слава от Господа. Уповаем на Господа и на Пречистую Богородицу, что Они не оставят тебя». И, осеняя преклонившегося пред ним великого князя святым крестом, богоносный Сергий воодушевлено произнес: «Иди, господин, небоязненно! Господь поможет тебе на безбожных врагов!» А затем одному тихо сказал: «Победиши враги твоя». И как благословение, как залог победы своему воинству князь просил двух иноков, бывших воинов, Александра Пересвета и Андрея Ослябу. Возложив на них схимы, украшенные изображением креста Христова, старец отправил их на поле брани.

Благословив крестом и окропив еще раз освященной водой великого князя, своих иноков, витязей и всю дружину княжескую, преподобный Сергей сказал князю: «Господь Бог да будет твой Помощник и Заступник: Он победит и низ­ложит супостатов твоих и прославит тебя!»

По лицу всей Русской земли пронеслась весть о благословении на брань  с Мамаем, и луч надежды укрепился в сердцах сынов русских, заколебался Олег Рязанский и не пошел против Москвы. 8 сентября 1380 года на Дону войска встали в боевой порядок. Прибыли инок Нектарий и другие иноки  от Сергия с благословением всему христолюбивому воинству. Они привезли Богородичную просфору и гра­моту с увещанием сражаться мужественно и упо­вать, что Бог увенчает их счаст­ливым успехом. Поможет Бог и Троица. Преподобный как бы сам посетил воин­ство, и даже слабые духом воины воодушевились мужеством и готовностью положить души свои за святую веру православную, за дорогое отечество.

Было единоборство схимонаха Александра с татарским богатырем Челубеем. В схимническом одеянии, без лат и шлема, с тяжелым копьем сошелся зачи­натель победы и пал вместе с татарином. Мученически погибли многие воины: из 150 тыс., вышедших из Москвы, вернулось 40 тыс. Пока длилась грозная битва Кули­ковская, в обители Живоначальной Троицы святой Сергий собрал всю свою братию и возносил молитвы сердечные за успех великого дела. Телом стоял он на молитве, а духом был на поле Куликовом, прозревав очами веры все, что совершалось там, и, как очевидец, видел и называл павших воинов по имени, сам произносил за них заупокойные молитвы со всей братией. Наконец, он возвестил совершенное поражение врагов и прославил Бога, даровавшего победу право­славным.

Заботы и молитвы печальника Русской земли продолжались и далее.  На ру­ко­писи, написанной в 1380 году, говорится о том, что месяца сентября  в 21-й день — памяти апостола Кондрата — Симоновский архимандрит Феодор приезжал из Москвы с тревожной вестью, что Литва грядет с агарянами  на Москву. Племянник все поведал преподобному. Опять горячо молились Богу о помощи и направили келаря Никона в Рязань, чтобы предотвратить новое кровопролитие. И раскаялся в этот раз князь Олег с боярами своими и, имея наготове войско, оставил его и «отбежа от града своего Рязани к Ягайло Литовскому, которого уговорил уйти к себе на родину». Вот кому обязана Русь своим спасением и после Куликовской битвы, и тут преподобный Сергий явился заступником Руси и предупредил страшное кровопролитие родной братской крови. Великий князь после победы с многими воинами опять прибыл в обитель Троицы, чтобы воздать благодарение Богу, поведать старцу о богодарованной победе и поблагодарить за молитвы. Рассказав о герое-иноке, князь промолвил: «Если бы, отче святый, твой послуш­ник Пересвет не убил татарина-богатыря, сколь бы многие испили от него чашу смертную! И без этого великое множество христианского воинства избито тата­рами, помолись о них, честный отче».  И стали с тех пор петь панихиды и служить заупокойные литургии по всем убиенным на Куликовом поле пред 26 числом октября в Дмитриевскую субботу.

Князь наделил монастырь Сергиев щедрыми дарами, раздал много милостыни народу и при пособии преподобного Сергия устроил Стромынский Успен­ский монастырь на реке Дубенке, где ученик Сергиев Савва стал настоятелем. На мес­те захоронения в селе Монастырщина в память победы над Мамаем построен монастырь в честь Рождества Богородицы, куда Сергий пожертвовал царские врата. Великий князь увидел в преподобном Сергии мудрого советника и теплого молитвенника и обращался к нему за помощью в делах государственных,  и пожелал иметь его восприемником от купели крещения своих детей: Юрия, родившегося 26 ноября 1374 г., и Петра, родившегося 29 июня 1385 г.

Много раздоров было между князьями, и только угодники Божии уми­ро­творяли князей. Преподобный Сергий призывал к миру ростовских князей, ниже­­город­ских в 1359 и в 1365 г., когда пришлось затворить все храмы до уми­рения.

Много хлопот было с тверским князем Михаилом Александровичем, который несколь­ко раз призывал Ольгерда литовского, женатого на его сестре, против Москвы, и совет преподобного: всеми силами русских княжеств смирить Тверь — привел к миру с Тверью перед самим Мамаевым побоищем. Еще беспокойный хитрый сосед Олег рязанский нарушал договоры, входил в союзы то с Ольгердом, то с Тверью, то с Мамаем и Тохтамышем.

Осенью 1385 г. преподобный ходил в Рязань, смягчил сердце сурового Олега, и тот «взял с великим князем Димитрием вечный мир и любовь в род и род». Этот мир скрепили семейным союзом — Феодора Олеговича и Софии Дмит­ри­евны. Так пробуждалось сознание единения под властью Москвы среди всех княжеств рус­ских, чтобы общими силами сбросить иго Орды и хранить веру православную.

Преподобный похоронил победителя татар Димитрия Донского, умершего 19 мая 1389 года, и нес свой крест, служа родной Руси. Он нес сначала крест деятельный — время борьбы с ветхим человеком, с самим собой и с врагами спа­сения, миром и диаволом. И когда вошел в покой мира Христова, открылся крест созерцатель­ный, в благодати путеводя уже других ко Христу.

Преподобный имел дар чудотворения, пророчества, утешения и назидания, совета и разума духовного.

Преподобный Сергий в трапезе духом увидел святителя Стефана Пермского и услышал духом его приветствие на большом расстоянии и сделал поклон ему к западу, промолвив: «Радуйся и ты, пастырь Христова стада, и мир Божий да пребывает с тобой!» Еще более высокое благодатное состояние богоносной его души чувствовалось в святейшие минуты Божественной литургии. В это время молчальник Исаакий видел чудный пламень, исходящий от преподобного в минуты благословения. Видели Ангела в виде чудного в блистающих ризах мужа, сослужащего на литургии и шедшего на малом входе с Евангелием вслед за Сергием. Ангел Господень всегда при совершении Божественной литургии со­служил преподобному. Видели при служении преподобного, как небесный огонь сходил на Святые Тайны в минуты их освящения, как этот огонь ходил по святому престолу, озаряя весь алтарь, обвиваясь около святой трапезы  и окружая всего священнодействующего Сергия, и как вошел он внутрь святого потира, и угодник Божий причащался этого огня «неопально, как древле ку­пина неопально горевшая не сгорала».

Однажды преподобный сердечно молился Царице Небесной, и его чистое серд­це горело благодатным огнем, и смиренный ум был погружен в созерцание, и видел он Пречистую с апостолами Петром и Иоанном Богословом, посетившую обитель и обещавшую избраннику Своему неотступной быть от места сего  и по­крывать обитель Своим чудным покровом. Не гаданием, не в сонном ви­де­нии, а наяву видел он Божию Матерь, и это было венцом его подвигов здесь, на земле.

Вся вселенная видела в преподобном Сергии истинного человека Божия — зем­ного Ангела и небесного человека, в котором, как и в древних подвижниках и святых, действовала всемогущая сила Божия. Он был обителью Пресвятой Трои­цы, и какое глубокое смирение, детская простота, незлобие, духовное рассужде­ние пребывали в нем, отображая в нем земную красоту его души, которая сияла, яко солнце.

Как корабль при тихом плавании приближается к своему доброму приста­нищу, так и преподобный Сергий приближался к переходу в вечность, к Господу славы. За полгода вперед Господь открыл Ему день отшествия, и богоносный Сергий собрал братию, передал откровение Божие и передал управле­ние оби­телью первому ученику своему и помощнику Никону, а сам стал безмол­вствовать.

В последние минуты предсмертные он собрал братию и преподал завещание шествовать Его путем в небесные обители, пребывать всегда в Православии  и вере апостольской, хранить единомыслие, блюсти чистоту душевную и телес­ную и любовь нелицемерную, удаляться от злых похотей, иметь умеренность  в пище и питии, страннолюбия не забывать. В своей прощальной беседе  со всей силой отеческой любви сообщал он спасительные правила иноческого жития. Всех поручил Всемогущему Господу и Его Пречистой Матери.

Причастившись Божественных Таин Христовых, богоносный отец со словами: «В руце Твои предаю дух мой, Господи» — тихо отошел духом ко Господу  25 сентября 1392 года.

Лицо праведника сияло небесным блаженством, и благоухание чудное разлилось по его келлии.

Благодатное сопребывание Сергия духом в своей обители благочестивые иноки видели многократно, ибо он всегда пребывает игуменом неусыпающим лавры своей и всей Руси Православной взбранным воеводою.

Полюби святого Сергия, полюби его искренне, и Он полюбит тебя.

Спустя 30 лет после кончины в видении одному благочестивому почитателю своему во время легкого сна преподобный Сергий сказал: «Возвести игумену сей обители, зачем оставляет меня так долго под покровом земли во гробе, где вода окружает мое тело?»

Тело преподобного сохранилось целым и неврежденным, тление не коснулось даже одеяния его; несмотря на то, что гроб стоял в воде, она не касалась тела и одежды. Великое благоухание распространилось вокруг. Множество христиан прославляли Бога. С ликованием были положены святые мощи преподобного  в новую раку. Обретение последовало 5 июля в 1422 году. При жизни много чудес сотворил преподобный Сергий, но по смирению и кротости он не велел расска­зывать о всех, а по кончине Бог прославил Его так, что чудеса, совер­шаемые по Его молитвам, подобны многоводной реке.

Так, осенью 1408 года преподобный Сергий и святители Петр и Алексий явившись, предупредили игумена Никона: «Господу было угодно, чтобы ино­племенники (татары Эдигея) коснулись и сего места, ты же, чадо, не скорби, не смущайся — обитель не запустеет, а процветет еще более». Никон и иноки временно удали­лись, а после отступления татар построили новый каменный храм Пресвятой Троицы.

Однажды, в праздник Троицы, бедный слепой с семилетнего возраста, оставлен­ный своим проводником, молился и рыдал. Явился преподобный Сергий, подвел слепца раке, и он стал зрячим.

Поляки осаждали лавру с 23 сентября 1608 года по 12 января 1610 года.  30 тыс. против 2 тыс. защитников. Иноверцы хотели разорить дом Пресвятой Троицы, поляки и литовцы проливали кровь православных. В это время трижды в видении Косме Минину преподобный повелел собирать казну. Пре­подобный являлся казакам и укорял их за измену. Многие оставляли лагерь и уходили домой. Посылал трех учеников — Михея, Варфоломея и Наума — в Москву  на слепых лошадях совершать молебствия. И совершилось чудо: слепые лошади сами принесли своих седоков в столицу. По молитвам преподобного Сергия  в житницах не уменьшалась рожь. Всемогущий Господь спас и сохранил Русь и Православие. Архиепископ Арсений Эласонский, томившийся в плену в Москве, находящийся в сильном недуге, стал вестником небесного милосердия к России. Однажды в глухую полночь келлия больного святителя вдруг осветилась необык­новенным лучезарным светом, и он увидел пред собой преподобного Сергия, Радонежского чудотворца. «Арсений, — сказал явившийся преподобный боля­щему, — ваши и наши молитвы услышаны: предстательством Богоматери суд Бо­жий об отечестве преложен на милость и завтра же Москва будет в руках Рос­сии и Россия будет спасена». 22 октября считается днем избавления Москвы, и была встреча Владимирской иконы, которую нес из Кремля архиепископ Арсений.

В декабрьской книжке «Душеполезного чтения» за 1910 год помещено на­родное предание 1812 года, распространенное особенно в бывшей Ярославской губер­нии под заглавием «Видение Наполеона». В нем рассказывается такое про­ис­ше­ствие. Заняв Москву, Наполеон, как-то попробовав русского сбитня, кото­рый сварил мастер своего дела старик ярославец, приказал ему прийти со сбит­нем и на следующий день. Его должен был сопровождать француз-приказчик из фран­цузской лавки с Кузнецкого моста, поступивший переводчиком во фран­цузскую армию. В рассказе он называется кургузым. «...Сбитенщик и кургузый дошли до Кремля. Ярославец уже приготовился по-вчерашнему потчевать Наполеона и его свиту, но императору было не до сбитня. Он взволнованный ходил по царской площади. Его лицо подергивалось судорогами, кулаки крепко сжимались. Свита казалась растерянной. Что-то про­изошло... “Но я видел...  я видел войско и странного полководца”, — ни к кому не обращаясь, говорил император французов настойчиво и с раздражением. Свита изумлялась, но  не тому, что Наполеон видел, а тому, что она не видела ни войска, ни странного полководца. Просто у императора воображение болезненно расстроилось. Опус­телая, похожая на кладбище, пылающая Москва, недостаток во всем и страх за будущее довели вождя до того, что он поддался обману зрения и чувств. Надо, чтобы доктора обратили внимание на это и употребили все сред­ства: верховный вождь должен быть бодр и здоров... Между тем, вот что произошло.

Наполеон захотел полюбоваться окрестностями Москвы и поднялся на ко­ло­кольню Ивана Великого. Солнце грянуло с небес. Бонапарт направил взор  в сторону Воробье­вых гор и вдруг встрепенулся, дрогнул и обратился к прибли­женным голосом, в котором чувствовался испуг. “Вы видите, там, на юго-за­паде движется армия! И с двух сторон подходят великие армии! Это русские!” — “Ваше величество, мы не видим там никаких армий”. Наполеон топнул ногой о деревянный помост. “Три армии... да, да! Они еще далеко, но они приближаются и будут в Москве. Да, да, скоро будут”. Он трепетал, стучал зубами и порывисто говорил: “Три великих армии! три! три!... как вы не видите?... Кажется, они  не идут по земле, а несутся по воздуху, как Ангелы или демоны. И впереди — вождь. Вы видите вождя? Вы видите вождя?” — “Ваше величество, мы  не ви­дим вождя”. “Проклятие!” — потрясая кулаками, простонал Наполеон  и стал торопливо спускаться по лестнице. Блед­ный, он рассеянно и злобно повторял: “Но я видел, я видел их. И этот предводи­тель весь в черном. Монах? Седые волосы, седая борода... с крестом в руках. Он осенил войско крестом... это необычайно! Что это? Кто этот черный вождь?” Наполеона трясло. В нем кипела злоба оттого, что никто не видел воздушных армий с необыкновенным предводителем монахом. Уже на площади Наполеон взглянул туда, но там уже ничего не было; солнце скрылось, тучи и дым висели над Воробьевыми горами. Тут как раз появились в Кремле сбитенщик с “язы­ком”, т. е. с кургузым. “Пусть подойдет ближе”, — приказал Наполеон и, когда они приблизились, спросил ярославца, не знает ли он такого монаха: тощего, но величественного и седого, как лунь. Сбитенщик в свою очередь спросил, а где он, император, встретил такого монаха. В Москве не один монастырь, не один, следовательно, может быть и такой монах... “Там, в воздухе, впереди войск”, — нетерпеливо произнес император. Кургузый перевел. Старик приосанился и, словно отчека­нивая каждое слово, отвечал: “Вашему величеству известно должно быть, что простые монахи не ходят по воздуху, а единственно небесная сила открывалась вам. Не из нынешних монахов какой-либо вел воинов, а непремен­но угодник Божий, охраняющий Москву и Русь”. “Так, так, — сказал Наполеон своим, —  у русских людей и городов есть свои святые покровители”. И обращаясь  к сбитенщику, добавил: “Кто покровитель Москвы?” — “Святой и преподобный Сергий, Радонежский чудотворец”. Наполеон повернулся, сделал рукой знак старику, чтобы шел за ним, и все — Наполеон, приближенные, сбитенщик, кургузый — направились в Благовещенский собор. Старик оставил посудины со сбитнем на паперти и один из всех обнажил голову. “Показать мне изобра­жение святого!” — сказал Наполеон. Старик подвел его к образу преподобного Сергия. “Это он!” — воскликнул Наполеон и отшатнулся, вдруг обвеянный страшным холо­дом. Но он долго не мог оторвать глаз от святого образа, и мыс­ли одна за другой проходили в голове императора, тревожные мысли... Видение смутило, взволно­вало и устрашило, держало в своем плену гордого победителя. С ним не было подобного... Наполеон хотел сейчас освободиться от тягостного плена и не мог. Как будто судьба давала неумолимо понять, ему, что есть Божий перст, который указывает пути народам и правителям, и смиренным  и гордым: пути к победе и величию, к падению и безднам. И глубокое раздумье взяло Наполеона. Он стал перебирать в памяти все события от того часа, когда он и “двенадцать других земель” 11 июня вторглись в пределы Российской империи, и до сегодняшнего видения в пылающей неприветливой Москве. Мало отрадного выпало на долю великой армии. Россия оказалась хорошей ло­вуш­кой, и этой ловушки не сломил даже Бородинский бой. “Что за радость, — думал Наполеон, — признавать себя победителем, если нет побежденных?”  В раздумье он вышел из собора и вслух помыслил: “Что же это за народ — рус­ские, если их армию водят святые... таких-то надо побеждать!” И вздрогнул. — “Коня!” Ему подведи великолепного арабского коня. Наполеон сел в седло  и, сопровождаемый свитой, поскакал из Кремля. Он желал забыть видение; он проскакал через всю столицу и явился в Петровский дворец, хотел там остаться и не мог. Он не находил себе места, не мог ничем отвлечься от тяжких дум, навеянных видением. Ему чудилось ликование тех трех армий, что вел святой Сергий, и, казалось, это ликование все громче и громче. Армии, значит, приближаются, и не застигнут ли они врасплох его и “двенадцать других земель”, с ним пришедших? И Наполеону стало жутко оставаться еще в Москве...»

Много и других чудес совершил великий угодник Божий. Дивен Бог во свя­тых Своих, дивен в преподобном Сергии! И до сего времени гроб его является неоскудеваемым источником чудотворений: все с верою приходящие получают различные и богатые милости; припадем и мы к раке многоцелебных мощей святого Сергия и в сердечном умилении воззовем: «Преподобие отче Сергие, моли Бога о нас».

Месяцеслов ЯнварьМесяцеслов ФевральМесяцеслов Март
Месяцеслов АпрельМесяцеслов МайМесяцеслов ИюньМесяцеслов Июль
Месяцеслов АвгустМесяцеслов СентябрьМесяцеслов Октябрь
Месяцеслов НоябрьМесяцеслов Декабрь
Жития святых АЖития святых БЖития святых ВЖития святых ГЖития святых ДЖития святых ЕЖития святых ЖЖития святых ЗЖития святых ИЖития святых КЖития святых ЛЖития святых М
Жития святых НЖития святых ОЖития святых ПЖития святых РЖития святых СЖития святых ТЖития святых УЖития святых ФЖития святых ХЖития святых ЦЖития святых Ч
Жития святых ШЖития святых ЩЖития святых ЭЖития святых ЮЖития святых Я

Официальный сайт Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыряРадио БлагоRambler's Top100Музей органической культурыВремя культуры
(c) 2005-2015. Фонд "Благо"