Феодосий Тотемский, преподобный

Аудио версия жития


В этот же день празднуется память святых:


Преподобный Феодосий родился в первых деся­тилетиях XVI века в городе Вологде в благочести­вой семье Сумориных. Отец его Иулиан воспитал сына в страхе Божием и научил его грамо­те. Грамотность открыла отроку доступ к церковным и душеполезным книгам и очень рано распо­ложила его к мысли посвятить свою жизнь Богу в иноческом чине.

В то время в окрестностях Вологды было уже много иноческих обителей и бла­гочестивому юно­ше нетрудно было найти себе место подвигов. Но Феодосий оставался в доме родителей до совершенного возраста и по воле родителей всту­пил в брак. От этого брака он имел дочь Марину, впоследствии бывшую в замужестве за одним вологжанином. Супружество Феодосия, любовь его к жене и дочери немало не препятствовали возра­станию его в духовной жизни. Усердно посещая храм Божий, Феодосий всем сердцем погружался в молитву и поэто­му избегал стоять в толпе, стано­вился где-либо в углу храма или за столбом. При такой сосредоточенности он принимал к сердцу услышанные в храме Бо­жественные слова и раз­мышлял о их значении. Особенно запало ему в сердце изречение Господа: Иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин, и иже лю­бит сына или дщерь паче Мене, несть Мене досто­ин. И иже не приимет креста своего и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10, 37—38). Повинуясь воле роди­телей и живя в супружестве среди мира, Феодо­сий надеялся достигнуть высоты нравственного совершенства, а слова Евангелия побуждали его спрашивать себя, совмещается ли с истинной любовью к Богу врожден­ная и естественная привязанность его к самым близким людям. Он волновался до слез, разрешая это недоумение, много размыш­лял и молился. Нетрудно по­нять, к какому решению он должен был склониться, как только начали падать узы, привязывавшие его к миру. Скончались родители Фео­досия, по-види­мому, и супруга его оставила этот мир, осталась дочь Марина и наследственное иму­щество. Феодосий упросил родственников взять Марину на попечение, а равно сберечь для нее и семейное его достояние.

Колебания окончились. Феодосий оставил мир и пошел в ближний Прилуцкий монастырь просить у настоятеля иноческого пострижения. Прилуцкий игумен, знавший благочестие Феодосия, согласился исполнить его просьбу: не подвергая его обычному испытанию, он постриг его в монахи и поручил опытному старцу. Новый инок предал себя воле наставника. По его приказанию он прошел все тяжелые монастырские послушания: рубил дрова, носил воду, молол муку, пек хлебы, трудился в поварне и все исполнял с усердием и любовью, стара­ясь услу­жить каждому из братии, и в то же время успевал первым придти в цер­ковь к богослужению и не упускал ни одного правила. Пищей подвиж­ника были хлеб с водой, и то в меру. Поставляя себе в образец основателя обители преподобного Димитрия, Феодосий каждый день приходил к его гробу и со слезами молился, чтобы получить силы подражать древнему подвижнику.

Неизвестно сколько времени провел преподобный в Спасо-Прилуцкой оби­тели. Потом он послан был игуменом в Тотьму на соляной завод смотрителем за мона­стырскими варницами.

После усердной молитвы у гроба преподобного Димитрия, приняв благосло­вение игумена, преподобный Феодосий отправился в Тотьму и с усердием принял­ся за исполнение порученного дела. Управление его было таково, что Прилуцкий мона­стырь никогда не получал от варниц столько выгоды, как при нем. Фео­до­сий, по замечанию древнего жизнеописателя, был тих, кроток, милостив и доб­родетелен ко всем, особенно же к слугам, трудившимся на варницах. В своем смотрителе они встретили отца и благодетеля, готового всегда им по­мочь, и стали смотреть на него как на Ангела Божия.

Исполняя монастырское послушание среди хлопот и суеты, преподобный Феодо­сий желал уединения, а потому все чаще и чаще приходил к мысли: или возвра­титься самому в монастырь, или же устроить монастырь здесь, в Тотьме. В то время жители старого посада переселялись от варниц за две версты на берег реки Сухоны, где ныне стоит город Тотьма, и с удалением их на за­воде стало меньше шума и молвы житейской. Так подготовлялось устроение монастыря. Притом же потребность в обители была: близ Тотьмы монастыря не было. Преподобный начал искать место около города по горам и дебрям, много исходил мест и нашел, что монастырь было бы лучше всего построить на возвышенном месте, омываемом двумя речками, Ковдой и Песьей Деньгой, и окруженном высокими лесистыми горами. Земля эта принадлежала некоей вдове Марии Григорьевне Истоминской. Преподобный пошел к Марии с прось­бой отдать землю для устроения на ней монастыря, и та с радостью уступила землю по особой дарственной записи, сохранившейся до наших дней.

Тогда Феодосий отправился в Прилуцкий монастырь и стал просить игумена об увольнении от смотрительской должности на соляных варницах и о благо­словении построить новый монастырь на избранном им месте. Игумен Арсений, управляв­ший тогда Прилуцким монастырем, не захотел препятствовать его бла­гочестивому намерению и, преподав ему наставление, с молитвой и бла­го­словением отпустил его.

Феодосий возвратился в Тотьму, поставил на избранном месте крест и воз­нес пламенную молитву, прося Божия благословения на предпринятое дело. Укрепив­шись молитвой, он принялся за устроение себе жилища. Сперва шалаш из хвороста, потом землянка для защиты от зимнего холода, наконец, деревянная келлия были изготовлены собственными трудами преподобного. Население Тотьмы и окрестных деревень, знавшее и любившее Феодосия еще на варницах, услы­шав о поселении его между речками Ковдой и Песьей Деньгой и о наме­рении основать здесь монастырь, приходило к нему с выражением своей ду­ховной радости и при­носило все необходимое для жизни. Усердие простиралось до того, что некоторые отдавали на будущий монастырь свои паи в варницах, соседние поля, пожни и разные угодья. Видя такое усердие населения, Феодосий просил написать челобит­ную царю о дозволении построить монастырь. Чело­битная была написана и в ней говорилось: «На Тотьме и во всем Тотемском уезде нет монастыря, и если бы кто при старости или при смерти захотел при­нять постриг, учинить сие негде. А желает у них на Тотьме церковь воз­двиг­нуть, и монастырь строить, и в том монастыре строительствовать старец Феодосий Суморин». Тотемцы просили царя Иоанна Василь­евича исполнить такое их желание. Преподобный был отправлен с челобитной в Москву к царю и митрополиту и 20 февраля 1554 года получил несудимую грамоту, каковой государь дал дозволение на построение обители на избранном месте и освобо­дил будущую обитель от суда тотемскаго наместника. Митрополит Макарий
со своей стороны приказал Ростовскому архиепископу Никандру выдать Феодо­сию грамоту на построение храма и снабдить его всем потребным для его освя­щения. На обратном пути Феодосий не преминул поклониться гробу пре­по­добного Димит­рия в Прилуцком монастыре, от игумена которого получил
в бла­гословение икону Божией Матери, известную и доселе в обители под име­нем Суморинской чудо­творной.

По возвращении в Тотьму преподобный немедленно приступил к построению монастыря и в течение одного года, при помощи соседних жителей, поставил деревянную церковь в честь Преображения Господня, трапезу, келлии для братии и другие необходимые для общежития службы и постройки. Монастырь скоро наполнился иноками. Чтобы насельники не оставались в праздности и обитель не терпела нужды в самом необходимом, попечительный строитель озабо­тился приобрести покупкою мельницы на Песьей Деньге и лежащий против нее
на том берегу сенный покос, также овин и гумно, а в 1555 г. выхлопотал цар­скую грамоту на владение в тотемских солеварнях своими трубами и на бес­пошлинную продажу добытой там соли.

Хозяйственная распорядительность преподобного Феодосия и его неутомимое тру­долюбие расположили Ростовского владыку поручить ему восстановление запустевшей Ефремовой пустыни, лежавшей в займище Левонидовом на реке Реже, в той же Тотемской округе. Феодосий возобновил названную обитель
и собрал в нее братию.

Но не одним хозяйством монастыря занимался преподобный. Всегда в мо­литве и труде, он был неизменным образцом и воплощенным назиданием для братии. Примечательно и то, что сам получивший достаточное образование и любивший чтение, преподобный усиленно располагал и братию к духовному просвещению. Для этого он собирал в своей обители, кроме богослужебных, учительные книги и преимущественно святоотеческие творения и составленные из творений сих извлечения, каковы Ефрем, Златоуст и подобные. За всем тем, строитель и начальник двух обителей, всем почитаемый и любимый, по своей скромности не решился принять на себя священного сана и до конца оставался рядовым монахом — схимником. Та же личная скромность или естественное смирение были причиной, что никто никогда не знал тайных подвигов его, этих вериг и власяницы, которые он возложил на свое тело, лишь только сделался начальником монастыря.

Пятнадцать лет прожил преподобный в устроенной им Тотемской обители. Пред­видя скорую свою кончину, он созвал братию и приказал записать духовное его завещание о том, как управлять монастырем после его смерти. Духовная пре­подобного сохранилась до нашего времени. Здесь всего поучительнее сми­ренная вера подвижника, которому в жизни так удавались все начинания. Необходимость цер­ковной молитвы за усопших, каким праведниками ни каза­лись они при жизни, изъясняется в завещании со всей настойчивостью. Назна­чив денежные вклады на помин своего рода и себя самого «десять рублей на Прилук к Спасу, да в Тотьме по престолам по всем сорокоустам по полтине», умирающий убеждает остающихся в живых неизменно поминать завещателя и род его, дабы и самим молитвенникам получить прощение от Бога. Духовная была составлена 19 декабря 1567 года, когда преподобный еще держался
на ногах. Но вот пришли рождественские праздники и он перестал совсем вы­ходить из своей келлии. Тогда подвижник снова собрал к себе всю братию и, возвестив им о скором своем отшествии, преподал последние наставления, благословил и простился со всеми, обнимая и целуя каждого, как чадолюбивый отец, и у всех прося себе прощения и молитвы.

Наступило 28 января 1568 года. Старец в полном сознании приобщился Свя­тых Таин и, творя молитву, тихо скончался, как бы погружаясь в глубокий сон. Когда братия, следуя обычаю, приступили к омовению тела усопшего, тог­да только с изумлением увидели, что на самом теле его под одеждой надета власяница и тяжелые вериги, уже врезавшиеся в его тело, о чем никто прежде и не подозревал, никогда не замечая на лице начальника ни тени страдания или изнурения.

Честное тело преподобного Феодосия было погребено с великой честью и мно­гими слезами в созданном им монастыре. Над его могилой была положена каменная плита с соответствующей надписью.

Так как преподобный Феодосий и при жизни своей лично просил, и в сво­ей духов­ной завещал братии поминать его в молитвах, то по кончине его братия, а с ними и почитатели почившего не оставляли служить по нем панихиды. Во­шло в обычай и у всех странников и богомольцев, посещавших обитель, мо­литься об упокоении ее устроителя. Общее почитание и память о богоугодной жиз­ни и трудах почившего располагало многих просить самого преподобного о молитвенном заступлении пред Богом.

И по вере молящихся, по предстательству преподобного Феодосия, скоро начался непрерывающийся и доныне поток чудесных знамений и исцелений от гроба. Так, в 1606 году, через 38 лет по преставлении преподобного, когда еще живы были и в монастыре, и в городе люди, знавшие его лично, девица Ирина, дочь одного тотемского жителя, полтора года лежавшая в расслаблении, однаж­ды увидела во сне монаха с иконой Богоматери в руках, который прика­зал ей идти в монастырь и отправить молебен Спасителю и Божией Матери
и обещал исцеление от болезни. Когда это было исполнено, больная стала здо­рова, как бы никогда и больна не была. По ее рассказам о наружности явившегося ей инока все узнали в нем Феодосия.

Когда слух о чудесном исцелении расслабленной распространился в окрест­ности, одна женщина из деревни Фетино привела в монастырь свою дочь Иус­ти­ну, уже много лет ничего не видевшую, и просила совершить о ней мо­лебное пение Спасите­лю и Божией Матери. По окончании молебна слепая при­ложилась к гробнице преподобного, и мать с дочерью испросили у нас­тоятеля позволение остаться на ночь в церкви для молитвы. Под утро, когда обе они молились со слезами у гробницы преподобного, им послышался необык­новенный шум, так что они пали от страха на землю и лежали как мерт­вые. Мать Иустины первая пришла в себя и слышит, что кто-то разговаривает
за сте­ной церкви. Поднявшись, она подходит к окну и видит двух иноков, иду­щих к церкви и беседующих.

«Куда идешь, брат, и что несешь?» — спрашивал один другого. — «В церковь, несу освященную воду, чтобы умыть глаза слепой Иустине». — «Доброе дело!»

Обе женщины с усиленной мольбой припали к гробнице. Иустине слышится пение, чувствует она, что ее кропят водой и отирают глаза ее губкой и покровом с гробницы, слышит она около себя движение, но ничего не видит. Но вот дви­жение и пение прекратилось, и слепая прозрела. Женщины не утаили ничего из ночных происшествий, и все прославили Бога и чудотворца Его — препо­добного Феодосия.

Вскоре в обитель приведен был крестьянин Корнилий, три года страдавший тяжкой душевной болезнью. Одержимый в припадках болезни неоднократно покушался на самоубийство. Приведшие его просили отслужить молебен Спаси­телю, Божией Матери и преподобному Феодосию. Больного приложили к гроб­нице, и он стал здоровым.

Женщина, по имени Татиана, была в таком расслаблении, что не владела ни одним членом своего тела. Еле живую привезли ее в монастырь, принесли в церковь и положили возле гробницы преподобного. С великим усердием и слезами она стала молиться и вдруг почувствовала себя совершенно здоровой.

Монах Тотемского монастыря Уар долгое время не мог встать с постели от болезни и, не получая облегчения от принятых мер, просил братию отнести его к гробу преподобного Феодосия. Братия исполнили его желание, и Уар, лежа на постели, стал со слезами молиться чудотворцу. Во время молитвы он вдруг почувствовал себя здоровым, от радости вскочил на ноги и начал славить и благодарить Бога и Его угодника. Услышав об этом, игумен и братия пришли в церковь и с изумлением увидели Уара, которого за час перед тем принесли на одре едва живого, здоровым, как будто он и не был болен.

Боярыня Ирина Головачева, жена тотемскаго воеводы, впала в столь тяжкую бо­лезнь, что лишилась рассудка, рвала на себе волосы, бросала кругом дикие взоры и говорила безумные речи. Воевода, услышав о чудесах преподобного Феодосия, приказал отнести ее в монастырь и положить при гробе, а о больной просил отслужить молебен с водосвятием. Как только по окончании молебна игумен осенил ее крестом и окропил святой водой, больная очувствовалась, сама встала с одра, приложилась ко гробу преподобного и ушла совершенно здоровой.

Григорий Болонин, писец тотемской приказной избы, находясь в Москве, сделался так нездоров, что уже отчаялся в жизни, так как и день, и ночь непрес­танно шла у него носом кровь. Готовясь умереть, он исповедовался и при­частился Святых Таин. В ту же ночь ему является во сне преподобный Фео­досий с иконой в руках; трижды махнув ему рукою, он как бы песком по­сыпал на него и сказал: «Восстань!» Пробудившись, Болонин почувствовал себя здоровым.

Григорий Евтихиев Фирсов, тотемский дьяк, будучи в Москве по делу о писцовых книгах, тяжко заболел; все лицо его покрылось струпьями, из ко­торых тек смрадный гной. Испробовав все врачебные средства и не получив облегчения, Фирсов вспом­нил о преподобном Феодосии и пожелал поклониться его гробу. Однако и болезнь препятствовала ему ехать, и книги были не окон­чены. Тогда во сне является к нему сам преподобный, берет его за руку, несет в Тотьму в дом его матери и говорит ей: «Прими своего сына исцеленного от злого недуга».

В ужасе просыпается дьяк и не может понять, что означает виденный им сон. По привычке трогает он руками свое больное лицо и не находит ни од­ного струпа, а во всем теле чувствует силу и здоровье. И уразумел он помощь пре­подобного, обрадовался и возблагодарил Бога за свое исцеление.

Много было и других чудесных исцелений по молитвам преподобному Фео­досию. Наблюдая все это, игумен Спасо-Суморина монастыря Галактион просил тотемского иконописца Иакова Попова написать образ преподобного. Попов в 1626 г. изобразил преподобного Феодосия по рассказам одного столетнего стар­ца, который знал Феодосия еще при жизни. В 1635 г. был написан образ большого размера и положен на раке, над которой была устроена сень. В 1655 г., в самый праздник Крещения Господня, во время освящения воды на реке произошел пожар от упавшей свечи. Пожар с трудом затушили и к общему изумлению оказалось, что сгорел пол и окружавшая гробницу решетка, а сень, образа и покровы остались целыми. И это происшествие было понято, как но­вое указание свыше, что преподобный Феодосий угоден Богу. Толпы бого­мольцев, направлявшиеся к нашим святыням на севере, приняли за обычай бывать в Спасо-Суморином монастыре, а ищущие небесной помощи при посред­стве молитв угодников Божиих находили в этом монастыре отраду, утеше­ния и исцеления от болезней. Император Петр I во время путешествия своего в Ар­хан­гельск 17 июля 1693 года посетил обитель Феодосиеву и возложил на изображе­ние преподобного, находившееся на его гроб­нице, янтарный крест. В 1729 г. была уже составлена и служба преподобному Феодосию, на память его престав­ления, и отправлялась в обители, в Тотъме и во всей окрестности. В это время установлено было местное празднование прп. Феодосию в его монастыре.

Обретение нетленных мощей преподобного послужило поводом к его общецерков­ному прославлению. Надгробная плита с надписью над могилой преподобного Феодосия со временем от бывших пожаров оказалась разбитой. Когда число при­текающих с молитвой к преподобному умножилось, в самой церкви была поставлена рака, на ней возложен образ преподобного, а над ра­кой воздвигнута сень. Но деревянные церкви в монастыре не один раз подвергались пожарам. В конце XVIII века рака с образом преподобного стояла в холодной Вознесенской каменной цер­кви, построенной в 1757 г. С церков­ными перестройками и перенесениями раки с образом преподобного из одной церкви в другую, со сменой монастырских насельников было утрачено точное предание о месте погребения преподобного Феодосия.

Каменная Вознесенская церковь в 1795 году была разобрана, и в следующем году начали копать рвы для постройки новой церкви по другому плану. Приняты были меры предосторожности, чтобы при копании не потревожить гроба пре­подобного, который предполагался под тем местом, где в старой церкви стояла рака с иконой. Но по слабости грунта земля с того места сползла в выкопанный по соседству для фунда­мента ров, причем ни гроба, ни костей на том месте не оказалось. Когда же стали копать ров с западной стороны прежней церкви, то 2 сентября нашли гроб, лежав­ший поперек рва, и так как он препятствовал дальнейшей работе, то хотели пере­нести его на другое место, как это делали с другими гробами, найденными при той же работе. Стали поднимать гроб веревками, нечаянно задели за крышку, и гроб открылся. Тогда увидели в нем покрытое схимой тело, у которого голова, руки, весь состав и одежды были целы. По вышитым на схиме словам было видно, что это тело преподобного Феодосия Суморина, основателя монастыря. Строитель монастыря Израиль приказал найденный гроб с телом заделать со всех сторон досками и поместил его в нарочито устроенную деревянную часовню, запер ее замком, а о происшест­вии донес своему духовному начальству. Немного спустя гроб с телом пре­по­добного Феодосия был зарыт в землю; наконец, поставлен в нишу стены Преоб­раженской церкви.

Со времени погребения преподобного прошло более двухсот лет. Многочис­ленные чудеса, совершавшиеся по молитвам угодника Божия, издавна соделали имя его святым, почему и церковная служба ему отправлялась как признанному святому. Но огласить найденное в 1796 году нетленное тело подлинными мощами преподобного Феодосия без нарочитого и обстоятельного исследования признано было со стороны церковной власти несвоевременным. Поэтому в течение двух лет найден­ное тело оставалось недоступным богомольцам, но подвергалась троекратному освидетельствованию духовными лицами епископов и пресви­теров по особым назначе­ниям Святейшего Синода, а заявление о чудесах, в течение этого времени бывших в обители преподобного, подлежали строгой про­верке. Наконец Святейший Синод, приняв в уважение троекратное свиде­тельство мощей, многочисленные исцеления, от них последовавшие, всеобщее возрастающее к ним усердие народа, а также святое и богоугодное житие пре­подобного, определил: обретенное в 1796 году в Тотемском Спасо-Суморином монастыре нетленное тело огласить за совершенные преподобного Феодосия, Тотемского чудотворца, святые мощи, с праздновани­ем по прежнему тамош­нему установлению.

Императора Павел I по сему поводу 28 сентября 1798 г. писал: «Утверждаясь на донесении, полученном Нами от Святейшего Синода о явлении чудотворных мощей Вологодской епархии, в Тотемском Спасо-Суморине монастыре, преподобного Фе­одосия Тотемского, ознаменовавшихся благодатью в исцелении недуг с твер­дым усердием к ним прибегающих, приемлем Мы явление святых мощей знаком отличного благословения Господня на царство Наше и, воссылая за то наше теплое моление и благодарение Благодетелю в вышних, препоручаем Святейшему Синоду учинить о сем знаменитом явлении оглашение повсемест­ное в государстве Нашем по обрядам и преданиям Церкви и святых отец». Та­ко­вое огла­шение произведено было печатными указами Святейшего Синода от 30 сентября.

В Тотьме, по получении указа Святейшего Синода, была снята деревянная часовня над гробом преподобного, но самый гроб еще не был открыт. Для чест­вования на него был возложен образ преподобного Феодосия. Но вот 28 декабря прибыл в монастырь епархиальный епископ Арсений, осмотрел еще раз святые мощи и позаботился о изготовлении богато украшенной кипарисовой раки, куда 31 декабря и был поставлен гроб с нетленными останками преподобного. Лицо его было покрыто схимой, а для прикладывания оставлено отверстие над правой рукой. Новый 1799 год начался для Тотьмы светлым праздником в честь преподобного Феодосия перед открытыми его святыми мощами. Ныне эти мощи почивают в каменном главном Вознесенском храме под аркой, открытой в северный придел, посвященный преподобному Феодосию. Чудес­ные исцеления, начавшиеся при гробе прп. Феодосия вскоре за его кончиною, во мно­жестве происходившие в дни обретения мощей его, продолжаются и доныне.

В монастырской книге записано 146 чудес, совершенных прп. Феодосием, и записывать последующие чудотворения уже давно перестали.

Месяцеслов ЯнварьМесяцеслов ФевральМесяцеслов Март
Месяцеслов АпрельМесяцеслов МайМесяцеслов ИюньМесяцеслов Июль
Месяцеслов АвгустМесяцеслов СентябрьМесяцеслов Октябрь
Месяцеслов НоябрьМесяцеслов Декабрь
Жития святых АЖития святых БЖития святых ВЖития святых ГЖития святых ДЖития святых ЕЖития святых ЖЖития святых ЗЖития святых ИЖития святых КЖития святых ЛЖития святых М
Жития святых НЖития святых ОЖития святых ПЖития святых РЖития святых СЖития святых ТЖития святых УЖития святых ФЖития святых ХЖития святых ЦЖития святых Ч
Жития святых ШЖития святых ЩЖития святых ЭЖития святых ЮЖития святых Я

Официальный сайт Свято-Троицкого Ново-Голутвина монастыряРадио БлагоRambler's Top100Музей органической культурыВремя культуры
(c) 2005-2015. Фонд "Благо"